Аналитика и статистика
весенняя сессия 1999 года
   
    

 

2.2. Информация о причинах отклонения федеральных законов, принятых Государственной Думой
(отклонены в период с 19.05.99 по 21.06.99)

Отдел обеспечения
согласительных процедур
Организационного управления
Отклонены Президентом Российской Федерации

Федеральный закон “О порядке обслуживания целевых долговых обязательств Российской Федерации в целях обеспечения неотложных социально необходимых нужд граждан Российской Федерации” принят Государственной Думой 16.12.98, отклонен Советом Федерации 27.01.99, принят Государственной Думой в ранее принятой редакции 12.05.99, отклонен Президентом РФ 26.05.99 (№ Пр-661).

Президент РФ отмечает, что Федеральный закон содержит ряд норм, противоречащих Гражданскому кодексу РФ, Закону Российской Федерации “О государственном внутреннем долге Российской Федерации”, законодательству Российской Федерации о ценных бумагах и иным законодательным актам Российской Федерации.

Указанным Федеральным законом долговые счета и социальные долговые счета отнесены к видам ценных бумаг.

Однако, виды ценных бумаг, а также связанные с наличием ценных бумаг права установлены в статьях 142 - 149 Гражданского кодекса РФ Правовые признаки долгового счета, определенные статьей 4 Федерального закона, не позволяют в полной мере отнести его к государственным ценным бумагам. А социальный долговой счет, отнесенный к одному из видов долгового счета, имеет все признаки банковского вклада. Кроме того, включение в Федеральный закон иных счетов, кроме социальных долговых счетов, выходит за рамки предмета данного Федерального закона, который дан в статье 1 как определение порядка обеспечения неотложных социально необходимых нужд граждан Российской Федерации.

Предусмотренный в пункте 2 статьи 5 Федерального закона перевод социальных долговых счетов, являющихся видом долговых счетов, в иные виды долговых обязательств Российской Федерации по истечении 30 лет, по мнению Президента РФ, неправомерен. В соответствии с пунктом 4 статьи 2 Закона Российской Федерации “О государственном внутреннем долге Российской Федерации” любые долговые обязательства Российской Федерации погашаются в определенные конкретными условиями займа сроки, которые не могут превышать 30 лет.

В пункте 5 статьи 17 предусмотрено, что возникающа в связи с ростом долговой стоимости разница между остатками денежных средств на счетах федерального фонда ресурсов и выражающими их суммами долговых рублей покрывается из средств дополнительной денежной эмиссии. Президент РФ считает, что данное положение Федерального закона неправомерно вторгается в монопольную функцию Банка России по осуществлению эмиссии наличных денег и организации их обращения, закрепленную в статье 4 Федерального закона “О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)”.

В пункте 6 статьи 17 Федерального закона контроль за использованием имущества федерального фонда ресурсов возлагается на Счетную палату РФ, что не соответствует задачам Счетной палаты РФ, определенным статьей 2 Федерального закона “О Счетной палате Российской Федерации”.

Президент РФ полагает, что ряд норм не является предметом регулирования данного Федерального закона и неправомерно вторгается в сферу действия наследственного права (пункт 6 статьи 6, пункты 4 и 5 статьи 12, статья 13 Федерального закона).

Кроме того, некоторые нормы Федерального закона не являются нормами прямого действия. Регулирующая роль этих норм проявится с принятием специальных законодательных актов о различных видах долговых счетов и специализированных субсчетов (пункты 10 и 11 статьи 4 Федерального закона), а также различных нормативных правовых актов (пункты 15 и 16 статьи 4, пункт 4 статьи 10, пункт 2 статьи 14, пункт 1 статьи 16 Федерального закона), что снижает эффективность Федерального закона и затруднит в дальнейшем практическую реализацию установленных в нем норм.

Наряду с замечаниями правового характера Президент РФ считает, что нельзя не учитывать фактическую сторону неприемлемости положений Федерального закона, изложенную в заключении Правительства РФ. В соответствии со статьей 2 Федерального закона “О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации” гарантированные сбережения граждан являются государственным внутренним долгом Российской Федерации. Выплаты в счет погашения государственного внутреннего долга Российской Федерации осуществляются в пределах средств, предусматриваемых на эти цели федеральным законом о федеральном бюджете на соответствующий год. В статье 123 Федерального закона “О федеральном бюджете на 1999 год” на финансирование расходов по обеспечению неотложных социально необходимых нужд собственников гарантированных сбережений, определенных Федеральным законом “О восстановлении и защите сбережений граждан Российской Федерации”, направляются средства в сумме не менее трех миллиардов рублей. До установления Федеральным законом порядка обеспечения неотложных социально необходимых нужд собственников гарантированных сбережений выплата возложена на Правительство РФ. По заключению Правительства РФ, предлагаемые Федеральным законом меры по восстановлению гарантированных сбережений, созданию федерального фонда ресурсов (статья 17 Федерального закона), сложной системы счетов и иные организационные мероприятия потребуют значительных ассигнований, превышающих возможности федерального бюджета, что сделает невозможным реализацию Федерального закона.

Президент РФ отмечает также, что следует согласиться с выводом Правительства РФ о том, что в случае отсутствия в федеральном бюджете достаточных средств предусмотренные Федеральным законом меры могут быть реализованы путем дополнительной эмиссии, которая приведет к росту инфляции и, как следствие, к дальнейшему обесценению вкладов граждан. В связи с этим нормы Федерального закона вызывают сомнение с точки зрения их экономической оправданности.

Отмечается, что Федеральный закон содержит много норм методического характера, засоряющих законодательное пространство и снижающих уровень законодательного акта. Текст Федерального закона, довольно сложный для прочтения, должен быть значительно упрощен, сокращен и отредактирован.

Федеральный закон “О моратории на проведение экспериментов в государственной системе социального страхования” принят Государственной Думой 21.04.99, одобрен Советом Федерации 17.05.99, отклонен Президентом РФ 31.05.99 (№ Пр-679).

Президент РФ отмечает, что из Федерального закона не ясно, какой смысл вкладывается в понятие "государственная система социального страхования": подразумевается под этим деятельность государственных внебюджетных фондов или что-либо иное.

Часть вторая статьи 1 Федерального закона противоречит части первой этой статьи, поскольку, как считает Президент РФ, эксперименты могут являться элементом совершенствования той или иной деятельности, в том числе направленной на улучшение государственного социального страхования и усиление государственных гарантий в этой сфере.

Федеральным законом определено, что совершенствование государственного социального страхования осуществляется только в установленном законом порядке. Таким образом, по существу, ущемляется право Президента РФ и Правительства РФ на принятие правовых актов в пределах своих полномочий, в том числе по предметам ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и ее субъектов, что, по мнению Президента РФ, является нарушением статей 80, 90, 110, 114 и 115 Конституции РФ, а также Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации".

Федеральный закон “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания” принят Государственной Думой 23.04.99, одобрен Советом Федерации 18.05.99, отклонен Президентом РФ 31.05.99 (№ Пр-681).

Президент РФ отмечает, что дополнение статьи 5 Федерального закона "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания" положением, в соответствии с которым федеральные конституционные законы, федеральные законы и акты палат Федерального Собрания подлежат обязательному опубликованию только в "Парламентской газете", означает, что опубликование названных актов в "Российской газете" является необязательным.

Президент РФ считает, что предлагаемые изменения и дополнения вносят существенные внутренние противоречия в Федеральный закон "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания".

Так, действующей статьей 4 Федерального закона регулируются вопросы официального опубликования указанных актов, а статьей 5 - вопросы их опубликования в неофициальных источниках, которые носят исключительно информационный характер. Президент РФ указывает, что в Законе размыто различие между этими принципиально разными институтами, поскольку предлагается включить в статью 5 Федерального закона положение о "Парламентской газете", которая характеризуется как источник официального опубликования.

Положение пункта 2 Закона, в соответствии с которым "Парламентская газета" становится официальным периодическим изданием Федерального Собрания, не является предметом регулирования данного Закона. Кроме того, указанное положение означает, что официальное опубликование (обнародование) федеральных конституционных законов и федеральных законов осуществляется не Президентом РФ, а Федеральным Собранием, что противоречит пункту "д" статьи 84 Конституции РФ.

Статьей 1 Федерального закона установлено, что на территории Российской Федерации применяются лишь официально опубликованные акты палат Федерального Собрания. Президент РФ подчеркивает, что вопрос о применении актов палат Федерального Собрания может быть поставлен только в отношении тех из них, которые приняты в соответствии с частью 2 статьи 102 и частью 2 статьи 103 Конституции РФ.

Однако, отмечает Президент РФ, палаты Федерального Собрания зачастую принимают постановления по вопросам, которые не отнесены к их ведению, а следовательно, не имеют юридической силы и не могут применяться. Подобные акты носят политический характер и не могут быть официально опубликованы. Поэтому положение, в соответствии с которым решение вопроса об обязательном официальном опубликовании актов палат Федерального Собрания отдано на усмотрение самих палат, противоречит статьям 102 и 103 Конституции РФ.

Президент РФ считает, что для улучшения информирования граждан Российской Федерации о деятельности палат Федерального Собрания необходимо более широко использовать те возможности, которые предусмотрены статьей 5 Федерального закона "О порядке опубликования и вступления в силу федеральных конституционных законов, федеральных законов, актов палат Федерального Собрания", в частности, опубликование актов палат Федерального Собрания в "Парламентской газете", что не требует изменения действующего механизма официального опубликования.

Федеральный закон “О внесении дополнения в статью 28 Федерального закона “О банках и банковской деятельности” принят Государственной Думой 21.04.99, одобрен Советом Федерации 17.05.99, отклонен Президентом РФ 01.06.99 (№ Пр-699).

По мнению Президента РФ, существующая редакция Федерального закона не достигает цели урегулирования корреспондентских отношений между российскими кредитными организациями и иностранными банками, зарегистрированными на территориях оффшорных зон иностранных государств, с тем, чтобы предотвратить в первую очередь нелегальную утечку валютных средств из Российской Федерации.

Порядок установления корреспондентских отношений, то есть тот или иной порядок заключения договоров, способен лишь осложнить процедуру заключения договоров, но не может служить ограничением для установления корреспондентских отношений с имеющими негативную репутацию, недостаточно надежными иностранными банками, зарегистрированными на территориях оффшорных зон иностранных государств. В тоже время в указанных зонах могут быть зарегистрированы дочерние банковские учреждения иностранных банков, имеющих высочайший рейтинг, безукоризненную репутацию и участвующих в установленном порядке в банковской системе Российской Федерации или имеющих свои филиалы на территории Российской Федерации. Введение специального порядка, по мнению Президента РФ, нецелесообразно.

Президент РФ считает, что предметом регулирования данного закона должно быть создание правовой возможности для дифференциации таких банков на те, с которыми Российские кредитные организации не могут иметь корреспондентские отношения, и на те, с которыми могут.

Кроме того, учитывая, что действующее законодательство не содержит ни понятия "оффшорные зоны", ни их признаков или перечня и не устанавливает компетенцию какого-либо органа по их легальному определению, сфера действия и применения указанного Закона остается неясной. Для эффективной реализации Закона, указывает Президент РФ, необходимо наделить государственный орган правом определения перечня оффшорных зон, в рамках которых и будет проведена дифференциация зарегистрированных в них иностранных банков, критерием которой станет возможность установления с этими банками корреспондентских отношений кредитными организациями, находящимися под юрисдикцией Российской Федерации.

Федеральный закон “О Российском обществе Красного Креста и об использовании в Российской Федерации эмблемы Красного Креста и словосочетания “Красный Крест” принят Государственной Думой 12.05.99, одобрен Советом Федерации 17.05.99, отклонен Президентом РФ 01.06.99 (№ Пр-701).

Президент РФ отклонил Закон в связи с его несоответствием Конституции РФ и другим законодательным актам Российской Федерации.

Принятие данного Закона, устанавливающего специальный статус конкретного общественного объединения - Российского общества Красного Креста (далее - РОКК), считает Президент РФ, противоречит части 4 статьи 13 Конституции РФ и статье 15 Федерального закона "Об общественных объединениях" (далее - Федеральный закон), гарантирующих равенство общественных объединений перед законом.

Попытка закрепить в Законе правовой статус РОКК, определить структуру устава РОКК, его цели, задачи, основные направления и формы деятельности, что является внутренним и добровольным делом общества согласно статье 6 Федерального закона, представляет собой, по мнению Президента РФ, прямое нарушение свободы деятельности самого РОКК, гарантированной статьей 30 Конституции РФ и статьями 2-5, 15, 17 Федерального закона. Таким образом, сама концепция Закона противоречит Конституции РФ и Федеральному закону.

Президент РФ отмечает, что многие положения Закона носят оценочный либо декларативный характер и в силу этого не могут быть предметом правового регулирования. Так, например, в статье 1 Закона закреплено, что РОКК - старейшая гуманитарная организация России. Норма статьи 2, устанавливающая организационно-правовую форму РОКК, противоречит статье 7 Федерального закона, главе 4 Гражданского кодекса РФ, Федеральному закону "О некоммерческих организациях".

Неправомерно предоставление РОКК права награждения знаком "Почетный донор России" (статья 3 Закона), порядок которого определен законодательством Российской Федерации. Постановлением Правительства РФ от 26.08.95 № 842 утверждено Положение о нагрудном знаке "Почетный донор России". Статья 5 Закона, предусматривающая, что национальные общества Красного Креста (Красного Полумесяца) могут осуществлять свою деятельность на территории Российской Федерации только на основе соглашений с РОКК, возлагает на РОКК разрешительные функции, что в соответствии со статьями 3, 10 и 11 Конституции РФ может быть отнесено только к компетенции органа государственной власти.

Положения статей 3, 7 и 8 Закона закрепляют право на перечисленные в них виды деятельности исключительно за РОКК. Однако Женевские конвенции, регламентирующие различные виды гуманитарной деятельности, содержат принципиально иной подход к данному вопросу и предусматривают возможность осуществления гуманитарных функций любой гуманитарной организацией, а не только Международным комитетом Красного Креста.

Значительная часть содержащихся в главе II Закона положений, прежде всего касающихся предоставления налоговых и таможенных льгот и освобождения от налогов и таможенных пошлин, не относится к предмету регулирования Закона, так как эти вопросы решаются на основании федеральных законов в области налогообложения. Кроме того, запрещается предоставлять налоговые льготы отдельным организациям в индивидуальном порядке (пункт 2 статьи 31 Федерального закона "О некоммерческих организациях").

Глава III Закона, регламентирующая использование в Российской Федерации эмблемы Красного Креста, в недостаточной степени учитывает положения Женевских конвенций, которые предусматривают использование двух различных терминов: эмблемы красного креста как отличительной эмблемы и эмблемы Красного Креста как эмблемы соответствующей организации.

Федеральный закон "Об основах организации бытового обслуживания населения в Российской Федерации" принят Государственной Думой 23.12.98, отклонен Советом Федерации 27.01.99, принят Государственной Думой в ранее принятой редакции 19.05.99, отклонен Президентом РФ 04.06.99 (№ Пр-703).

Президент РФ отмечает, что вопросы бытового обслуживания населения находятся вне пределов ведения Российской Федерации и совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации (статьи 71 и 72 Конституции РФ). Таким образом, правовая основа для принятия данного Закона отсутствует. Это касается и установления полномочий органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере организации бытового обслуживания населения (статьи 11 и 12 Закона).

Кроме того, Президент РФ считает, что многие положения Закона являются предметом регулирования Гражданского кодекса РФ, законодательных актов Российской Федерации о защите прав потребителей, о некоммерческих организациях, о лицензировании, сертификации и стандартизации, об инвестициях и инвестиционной деятельности (статьи 6 - 10, 13, 19 Закона).

Не соответствует Конституции РФ и Гражданскому кодексу РФ, по мнению Президента РФ, отнесение юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, оказывающих бытовые услуги населению, к органам бытового обслуживания населения, как это предусмотрено в статьях 3 и 4 Закона. В соответствии со статьями 3, 10, 11, 77 и другими статьями Конституции РФ термин "органы" употребляется только применительно к органам, реализующим государственно-властные полномочия. В связи с этим и Гражданский кодекс РФ не предусматривает такой специфической организационно-правовой формы, как органы.

Статья 3 Закона, в которой указано, что органы бытового обслуживания населения наряду с органами государственной власти и органами местного самоуправления способствуют развитию бытового обслуживания населения, противоречит статье 4 Закона, так как в этой статье закреплено, что органы бытового обслуживания населения оказывают бытовые услуги населению.

Положения статей 15 - 19 Закона, регулирующие вопросы правового статуса ремесленных палат, противоречат Конституции РФ. Так, на ремесленные палаты возлагаются контрольные регулятивные, регистрационные функции, что может быть в соответствии со статьями 3, 10, 11 и другими статьями Конституции РФ отнесено к компетенции исключительно органов государственной власти и органов местного самоуправления. Подобная регламентация статуса регистрационных палат, указывает Президент РФ, противоречит основным началам гражданского законодательства Российской Федерации, установленным в главе 1 Гражданского кодекса РФ, а также статьям 2 - 4, 13 и 28 Федерального закона "О некоммерческих организациях".

Кроме того, Президент РФ обращает внимание, что попытка законодателя закрепить в федеральном законе конкретное наименование некоммерческой организации – Ремесленной палаты Российской Федерации, определить состав ее учредителей и ее функции, нарушает принцип свободы деятельности субъектов гражданско-правовых отношений.

Федеральный закон “О целевой выплате” принят Государственной Думой 12.03.99, отклонен Советом Федерации 31.03.99, принят Государственной Думой в ранее принятой редакции 19.05.99, отклонен Президентом РФ 05.06.99 (№ Пр-715).

Президент РФ отмечает, что Федеральный закон предусматривает установление с 1 марта 1999 г. пенсионерам, получающим пенсии в соответствии с Законом Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации", ежемесячной целевой выплаты в размере 85 рублей.

При этом финансирование расходов, связанных с осуществлением указанной целевой выплаты, предусматривается производить из источников, за счет которых осуществляются выплаты соответствующих пенсий.

В соответствии с заключением Правительства РФ на реализацию Федерального закона необходимо 36 млрд. рублей. Эти расходы не предусмотрены ни в федеральном бюджете, ни в бюджете Пенсионного фонда РФ на 1999 год, а следовательно, считает Президент РФ, введение Федерального закона в действие приведет к значительному увеличению задолженностей по выплате пенсий.

В Федеральном законе к тому же не учтено, что целевая выплата как способ увеличения пенсий не предусмотрена законодательством Российской Федерации.

Кроме того, Президент РФ указывает, что статьей 3 Федерального закона определено, что он действует до дня вступления в силу федерального закона о повышении минимального размера пенсии, порядке индексации и перерасчета государственных пенсий, что не соответствует Закону Российской Федерации "О государственных пенсиях в Российской Федерации" и Федеральному закону "О порядке исчисления и увеличения государственных пенсий". Указанными законами предусмотрено, что увеличение размера пенсий осуществляется путем индексации. При этом увеличение размера пенсий, в том числе минимального, ориентировано на рост заработной платы в стране и не требует принятия дополнительного законодательного акта, предусматривающего повышение минимального размера пенсии, а также установление какого-либо порядка индексации и перерасчета пенсий.

Отклонены Советом Федерации

Федеральный закон "Об иностранных инвестициях в Российской Федерации” принят Государственной Думой 15.07.98, отклонен Президентом РФ 31.07.98, принят ГД с учетом предложений Президента РФ 23.04.99, отклонен СФ с предложением о создании согласительной комиссии 18.05.99 (№ 211-СФ).

Комитетами Совета Федерации по вопросам экономической политики и по международным делам было рекомендовано Совету Федерации одобрить Закон.

Однако в ходе обсуждения Закона на заседании палаты члены Совета Федерации высказали ряд замечаний.

По мнению членов Совета Федерации, статья 9 указанного Закона, обеспечивающая стабильность для иностранного инвестора, осуществляющего инвестиционный проект в течение срока окупаемости инвестиционного проекта (но не более 7 лет), правовые условия взимания федеральных налогов и других обязательных платежей, а также режим запретов и ограничений на отдельные виды и сферы деятельности, действующие на день начала финансирования инвестиционного проекта за счет прямых иностранных инвестиций, противоречит статье 2 этого же Закона, где в понятие прямой иностранной инвестиции попало осуществление финансовой аренды (лизинга) на сумму 500 тыс.рублей и более.

Члены Совета Федерации считают также, что из понятия “приоритетный инвестиционный проект” следует исключить такое "словесное украшательство", как “импортозамещающая”, “экспортноориентированная” и пр., и изменить суммарный объем иностранных инвестиций в инвестиционный проект и минимальную долю (вклад) иностранных инвесторов в уставном (складочном) капитале.

Члены Совета Федерации предлагают исключить из абзаца девятого статьи 2, касающегося совокупной налоговой нагрузки, расчетный суммарный объем денежных средств, подлежащих уплате в виде федеральных налогов, таможенные пошлины и таможенные платежи. Предлагается также исключить налог с продаж из федерального налога, так как он относится к региональному налогу.

В связи с этим потребуется увязка и изменение понятий в пунктах 1, 3, 5 статьи 9, связанных с понятием "совокупной налоговой нагрузки" .

Федеральный закон "О памятных днях в России” принят Государственной Думой 16.04.99, отклонен Советом Федерации 18.05.99 (№ 212-СФ).

Комитет Совета Федерации по вопросам социальной политики в своем заключении обращает внимание на то, что Федеральный закон носит по существу кодификационный характер и из четырех предлагаемых в нем памятных дней три уже установлены.

Далее отмечается, что по мнению Президента РФ (письмо от 21 декабря 1998 года № Пр-1657), и по содержанию, и по форме установление памятных дней и знаменательных дат является не законодательной, а распорядительной деятельностью. По мнению Комитета, решения об установлении памятных дней и знаменательных дат, а также профессиональных праздников принимаются (согласно ст. 80 Конституции РФ) главой государства.

Комитет обращает внимание на нецелесообразность объявления дополнительных выходных в порядке, предложенном в статье 2 Федерального закона, так как это, по его мнению, может привести к уменьшению поступлений в доходную часть соответствующих бюджетов (в том числе федерального) и повлечь за собой изменения в балансах рабочего времени субъектов Российской Федерации.

Кроме того, отмечается, что Правительство РФ (письмо от 11 июня 1998 года № 2913п-П12) указывает на нецелесообразность принятия данного Закона, а в официальном отзыве (письмо от 29 апреля 1999 года № 1959п-П12) обращается к Совету Федерации с просьбой отклонить Федеральный закон по уже перечисленным основаниям, подчеркивая, что предложение об установлении 4 октября Днем памяти защитников Конституции не может получить общенациональной поддержки и его реализация способна усилить раскол в обществе, спровоцировать эскалацию социальной и политической напряженности в стране.

Федеральный закон "О денежной компенсации работникам в связи с нарушением сроков выплаты заработной платы или сумм, причитающихся работнику при увольнении” принят Государственной Думой 20.05.99, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 09.06.99 (№ 229-СФ).

Комитет Совета Федерации по вопросам социальной политики считает, что Закон не решает главного вопроса – не обеспечивает реальной законодательной ответственности работодателя (собственника) за выполнение им своей обязанности своевременно производить оплату труда наемного работника. Остается открытым вопрос о реальных источниках финансирования выплат компенсации работникам бюджетных организаций.

Размер компенсации (фактически размер штрафа за просрочку выплаты заработной платы работникам), установленный статьей 4 Закона, представляется недостаточным, поскольку не решает проблемы преодоления экономического соблазна использования работодателем зарплатных средств на иные цели. Кроме того, Комитету представляется усложненной и процедура получения компенсации работником (предусмотрен порядок, установленный для разрешения трудовых споров). По мнению Комитета, целесообразно, чтобы выплаты компенсаций производились автоматически, в силу самого Закона (то есть установить порядок, аналогичный порядку оплаты гражданами услуг за пользование электроэнергией).

Несмотря на то, что статья 7 Закона определяет источником выплаты компенсаций собственные средства работодателя, прямого указания о возможности обращения иска на имущество работодателя (собственника) в тексте Закона не содержится.

Редакция Федерального закона не учитывает поправку Комитета, которая предлагалась ко второму чтению: удвоить размер компенсации до 2/300 ставки рефинансирования Центробанка РФ за каждый день просрочки выплаты заработной платы. По мнению Комитета, главная функция Закона не в том, чтобы непременно получить с работодателя деньги на компенсации (что невозможно, если не устранены основные экономические причины образования неплатежей), а в том, чтобы исключить корыстные действия работодателя и тем самым защитить интересы работника. Предлагаемой поправкой также предусматривалось 1/300 ставки ЦБ направлять в доход государства на специальный счет, списание средств с которого было бы строго целевым и осуществлялось только по соответствующим основаниям (решению суда). Таким образом, мог быть образован реальный финансовый источник для обеспечения бюджетных обязательств на случай, когда в роли работодателя выступает государство.

Комитет указывает также на отрицательное отношение Президента РФ (письмо от 10.12.98 № Пр-1609) и Правительства РФ (письмо от 19.12.98 № 6090п-П12) к рассматриваемому Федеральному закону.

Федеральный закон "О статусе депутата Парламентского Собрания Союза Беларуси и России” принят Государственной Думой 19.05.99, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 09.06.99 (№ 231-СФ).

Комитет Совета Федерации по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам в своем заключении отметил, что Федеральный закон содержит нормы, которые противоречат Конституции РФ, а также ряд других правовых недостатков.

Комитет считает, что пункты 1 и 2 статьи 1, пункт 1 статьи 2, пункт 2 статьи 7 Федерального закона повторяют положения статей 22 и 25 Устава Союза Беларуси и России; текст пункта 1 статьи 2 Федерального закона не корреспондируется со статьей 4 данного Закона в части порядка прекращения срока полномочий депутата Парламентского Собрания Союза.

По мнению Комитета, текст пункта 3 статьи 2 не соответствует Конституции РФ в части досрочного роспуска палат Федерального Собрания Российской Федерации, а статья 11 Федерального закона, которая устанавливает порядок лишения неприкосновенности депутата Парламентского Собрания Союза, не корреспондируется со статьей 98 Конституции РФ, по которой этот вопрос на территории Российской Федерации и применительно к российским парламентариям решается соответствующей палатой Федерального Собрания по представлению Генерального прокурора Российской Федерации.

Комитет также полагает, что подпункт "в" статьи 4 Федерального закона не согласуется с принципом территориальной юрисдикции при решении вопроса об уголовной ответственности за совершенное преступление лицом, являющимся депутатом Парламентского Собрания Союза.

Комитету представляется неправомерным с точки зрения международного права обязывать внутренним федеральным законом России Секретариат Парламентского Собрания Союза (аппарат межгосударственного парламента) обеспечивать деятельность соответствующего депутатского корпуса (пункт 1 статьи 9);

В статьях 10, 12 и пункте 1 статьи 13 Федерального закона, указывает Комитет, содержится юридически некорректная формулировка "члены и депутаты Федерального Собрания Российской Федерации".

Федеральный закон "О государственной политике в сфере использования нетрадиционных возобновляемых источников энергии” принят Государственной Думой 19.05.99, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 09.06.99 (№ 236-СФ).

Комитет Совета Федерации по вопросам экономической политики отмечает, что в представленной редакции Закон имеет ряд существенных недостатков.

Представляется неудачным термин "нетрадиционные возобновляемые источники энергии". Энергия солнца, ветра и естественного движения водных масс, тепла земли уже не одно столетие используется человечеством. Поэтому, по мнению Комитета, правильнее использовать термин "возобновляемые источники энергии", тем более, что именно этот термин используется в Федеральном законе "Об энергосбережении".

Комитет отмечает, что целью настоящего Закона является создание правовой базы для реализации государственной политики приоритетного, экономически эффективного использования возобновляемых источников энергии и замещения ими невозобновляемых источников энергии (статья 2). Это базовое положение о приоритетности развития возобновляемых источников энергии противоречит существующим реалиям, положениям программ социально-экономического развития России, в частности, Федеральной целевой программы "Энергосбережение России (1998-2005 гг.)". В этих документах базовая роль в топливно-энергетическом балансе в ближайшие десятилетия отводится нефти, газу, углю, гидро- и атомной энергии, а достичь сберегающего эффекта планируется за счет повышения эффективности энергоустановок и инфраструктуры.

В соответствии со статьей 3 Закон должен стать базовым в сфере законодательства об использовании возобновляемых источников энергии. Такой подход, по мнению Комитета, не соответствует его содержанию. Отношения в этой сфере в настоящее время регулируются Федеральным законом "Об энергосбережении" и другими действующими законодательными актами, которым должен соответствовать данный Закон.

В соответствии со статьей 6 предусматривается наличие специального федерального органа исполнительной власти для осуществления государственного управления развитием возобновляемых источников энергии. Комитет считает более целесообразным в существующей экономической ситуации возложить эти функции на уже существующие органы, занимающиеся государственным управлением в сфере ТЭК.

Комитет считает целесообразным исключить абзац 2 из статьи 12, так как его положения создают фактически протекционистские инвестиционные условия для развития этой сферы, административными методами повышающие эффективность проектов, реализуемых в сфере возобновляемых источников энергии, а также последний абзац статьи 12, так как в представленном виде он носит декларативный характер и распространяет на инвестиционные проекты по развитию возобновляемых источников порядок предоставления государственных гарантий, который действует и в отношении других проектов.

Предлагается также исключить (по тем же причинам) статьи 11, 13.

В заключении Комитета отмечается, что стоимость энергии, получаемой на установках, использующих возобновляемые источники энергии, как правило, выше стоимости ее производства на существующих станциях. Поэтому их развитие невозможно без предоставления определенных льгот участникам работ в сфере использования возобновляемых источников энергии. В то же время статьей 14 предоставление таких льгот фактически не предусмотрено.

Федеральный закон "О внесении дополнений в статью 1 Федерального закона “Об особенностях распоряжения акциями Российского акционерного общества энергетики и электрификации “Единая энергетическая система России” и акциями других акционерных обществ электроэнергетики, находящимися в федеральной собственности” принят Государственной Думой 19.05.99, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 09.06.99 (№ 241-СФ).

Комитет Совета Федерации по вопросам экономической политики отмечает, что установление порядка распоряжения имуществом РАО “ЕЭС России” выходит за рамки действующего Федерального закона, в который вносятся дополнения, поскольку последний регулирует особенности распоряжения акциями РАО “ЕЭС России” и акциями других акционерных обществ электроэнергетики, но не имуществом данного акционерного общества.

Комитет указывает, что Закон допускает различные толкования по поводу имущества, созданного “после учреждения указанного общества за счет средств федерального бюджета”. Так, отсутствие в Законе указания на предельно допустимую долю средств федерального бюджета в финансировании создания имущества может привести к тому, что любое вновь созданное имущество РАО “ЕЭС России” с участием бюджетных средств (даже самое незначительное), может быть отчуждено только на основании специального федерального закона.

Комитет полагает, что настоящий Закон не учитывает интересы субъектов Российской Федерации, которым в соответствии со статьей 2 действующего Закона передано 33% голосов по акциям РАО “ЕЭС России”, находящимся в федеральной собственности. Передача в залог акций, принадлежащих РАО “ЕЭС России”, органам исполнительной власти субъектов Российской Федерации, например, в счет задолженности перед региональными бюджетами, будет значительно затруднена, в силу необходимости принятия специального федерального закона в каждом конкретном случае.

Федеральный закон "Об использовании природного газа в качестве моторного топлива ” принят Государственной Думой 02.06.99, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 09.06.99 (№ 243-СФ).

Комитет Совета Федерации по вопросам экономической политики отмечает, что Закон имеет ряд существенных недостатков. В частности, целью Закона, как следует из названия и преамбулы, является установление правовых основ использования газомоторного топлива, замещения им моторного топлива, полученного на основе переработки нефти. В то же время из его содержания следует, что он фактически определяет основы государственного регулирования использования газомоторного топлива в этих целях и порядок перевода транспортных средств на пользование этим топливом.

Комитет считает, что в статье 5 Закона необходимо раскрыть, какими конкретными правами наделены субъекты Российской Федерации, помимо установления дополнительных мер по стимулированию использования газа в качестве моторного топлива.

Из содержания статьи 6 следует, что решения о делегировании перечисленных в ней прав органам местного самоуправления осуществляют федеральные органы исполнительной власти. При этом от участия в этом процессе, в том числе установления и порядка перевода транспортных средств на природный газ, оказываются отстраненными органы исполнительной и законодательной власти субъектов Российской Федерации.

В заключении Комитета отмечается, что норма статьи 7 о приоритетности природного газа в качестве моторного топлива фактически закрепляет протекционистские методы регулирования конкурентоспособности различных видов топлива. По мнению Комитета, ее необходимо исключить и ввести в закон нормы экономического стимулирования использования природного газа в качестве моторного топлива.

Комитет полагает, что нормы статей 11 и 12, которыми закрепляется различный порядок контроля и взимания платежей за загрязнение окружающей среды в отношении транспортных средств, работающих на моторном топливе, полученном из нефти, и топливе на основе природного газа, также необходимо исключить, так как порядок контроля и размеры платежей за загрязнение окружающей среды должны быть одинаковы для всех транспортных средств и регулироваться едиными нормативными документами и нормами.

Комитет считает необходимым дополнить Закон нормами экономического стимулирования, финансово-экономическим обоснованием целесообразности перевода транспортных средств на газомоторное топливо и предполагаемой программой перевода, увязав программу перевода со сроками введения Закона в действие, так как в целом по России действующие газозаправочные станции в количестве, достаточном для массового перевода транспортных средств на природный газ, отсутствуют.

Федеральный закон "О рекламе медицинских услуг, медицинских изделий и лекарственных средств” принят Государственной Думой 03.06.99, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 09.06.99 (№ 249-СФ).

Комитет Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии отмечает, что Закон не свободен от серьезных недостатков.

Так, в статье 3 упущено, что частью законодательства Российской Федерации о рекламе медицинских услуг, медицинских изделий и лекарственных средств являются законы и другие нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации.

В статье 4 приведена неудачная и неточная дефиниция понятия "медицинские изделия". Необходимо отметить, что в российском законодательстве, как правило, применяется термин "изделия медицинского назначения". Ряд дефиниций - "рекламодатель", "рекламопроизводитель", "рекламораспространитель", "лекарственные средства" без изменений перенесены из других федеральных законов, что представляется излишним.

По мнению Комитета, из статьи 6 целесообразно исключить часть 2, а текст части 3 уточнить, прописав, что следует понимать под термином "медицинская стерилизация". Правовые нормы статей 6, 7 и 8, касающиеся вопросов лицензирования, следует привести в соответствие с Федеральным законом "О лицензировании отдельных видов деятельности". Так, из части 1 статьи 6 предлагается исключить выражение "иных видов деятельности в области здравоохранения", которое не применяется в законодательстве о лицензировании.

Статью 8 необходимо дополнить правовой нормой, ограничивающей распространение рекламы импортных лекарственных средств, если на территории Российской Федерации производятся их фармакологические аналоги и синонимы.

Комитет полагает, что в статье 9 следует четко прописать механизм контроля за исполнением данного Закона, а также определить порядок взаимодействия федерального антимонопольного органа, других федеральных органов исполнительной власти и органов исполнительной власти субъектов Федерации при осуществлении этого контроля.

Статья 10 "Ответственность за нарушение настоящего Федерального закона", по мнению Комитета, является чисто декларативной. Так как в законодательстве Российской Федерации отсутствуют правовые нормы, предусматривающие ответственность за нарушения в сфере рекламы медицинских услуг, медицинских изделий и лекарственных средств, юридические лица или граждане, нарушающие данный Закон, будут оставаться безнаказанными. Комитет считает необходимым внесение соответствующих дополнений в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях и в Уголовный кодекс РФ.

Кроме того, в заключении Комитета указывается, что отдельные положения статей 2, 5, 6, 7 и 8 содержат неудачные формулировки и требуют лингвистической доработки, ряд замечаний содержится и в заключении Правового управления Аппарата Совета Федерации. Отмечается также, что Правительство РФ Закон не поддерживает, считая целесообразным внесение необходимых изменений в Федеральный закон “О рекламе”. Соответствующий законопроект в Государственную Думу уже внесен.

Федеральный закон "Об основах формирования муниципального заказа ” принят Государственной Думой 21.05.99, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 09.06.99 (№ 253-СФ).

Комитет Совета Федерации по делам Федерации, федеративному договору и региональной политике отмечает, что текст принятого Государственной Думой Федерального закона следует привести в соответствие с его названием как Основ, определяющих основные принципы и условия формирования муниципального заказа.

Комитет считает, что в рассматриваемом Законе не нашло отражение четкое разграничение предметов ведения органов государственной власти и органов местного самоуправления в сфере определения порядка формирования и размещения муниципального заказа. По мнению Комитета, необходимо уточнить положение вводной части Закона о том, что данный Закон “устанавливает правовые основы и порядок формирования, размещения и исполнения муниципального заказа” и положение части 2 статьи 4, где указывается, что “положение о муниципальном заказе в муниципальном образовании устанавливает основания и порядок формирования муниципального заказа”. В связи с существованием значительных различий в структуре и организации деятельности органов местного самоуправления в субъектах Российской Федерации порядок формирования муниципального заказа должен раскрываться в нормативных актах самих муниципальных образований.

Комитет отмечает также, что положения Федерального закона, касающиеся организации и порядка проведения торгов, а также вопросы, затрагивающие порядок заключения, исполнения и расторжения договора (контракта) на выполнение муниципального заказа, являются предметом гражданского законодательства и урегулированы Гражданским кодексом РФ.

Кроме того, Комитет указывает, что пункт 2 статьи 3 значительно сужает сферу действия Федерального закона, выпадают целые категории муниципальных заказов, так как предметы ведения местного самоуправления определяются не только Федеральными законами, но и законами субъектов Российской Федерации.

В пункте 1 статьи 5 Закона установлена обязанность органов местного самоуправления вести реестр муниципальных заказов, в то время как в пункте 2 предусмотрено, что реестр ведется, если закупки осуществляются на сумму не менее 1000 минимальных размеров оплаты труда за один вид товара, работ или услуг. Исходя из этого, небольшие муниципальные образования, не осуществляющие закупки на соответствующую сумму за один договор на выполнение муниципального заказа, вообще могут не вести реестр закупок, что противоречит принципу открытости и эффективности расходования средств местных бюджетов.

По мнению Комитета, положения части 3 пункта 1 статьи 13 о том, что претендент обязан “не иметь задолженность по уплате налогов и сборов в бюджеты всех уровней”, усложнит практическую деятельность органов местного самоуправления по формированию муниципальных заказов, особенно учитывая настоящее положение дел в регионах Российской Федерации.

Часть 4 статьи 14 необходимо привести в соответствие с частью 2 статьи 3, так как моментом исполнения договора на выполнение муниципального заказа является не только момент оказания услуги, но и поставки товаров, выполнения работ, предусмотренных соответствующим договором.

Назад   Вперед
Регламент Структура Депутаты Аналитика Библиография
 
Дизайн © 1999 НПП Гарант-Сервис