Аналитика и статистика
осенняя сессия 1998 года
   
    

 

2.2. Информация о причинах отклонения федеральных законов, принятых Государственной Думой (отклонены в период с 18.11.98 по 21.12.98)

Отдел обеспечения
согласительных процедур
Организационного управления
Отклонены Президентом Российской Федерации

Федеральный закон “О внесении дополнений в Гражданский процессуальный кодекс РСФСР, Кодекс законов о труде Российской Федерации, Федеральный закон “О статусе военнослужащих” и Закон Российской Федерации “О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, и их семей” принят Государственной Думой 04.09.98, отклонен Советом Федерации 14.10.98, принят Государственной Думой в ранее принятой редакции 04.11.98, отклонен Президентом РФ 19.11.98 (№ Пр-1525).

Президент РФ считает, что отдельные положения Федерального закона не соответствуют нормам законодательства Российской Федерации.

Так, статьей 1 Федерального закона предусмотрено дополнить статью 43 Гражданского процессуального кодекса РСФСР нормой, в соответствии с которой от имени Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в суде выступают органы государственной власти в рамках их компетенции, а от имени муниципальных образований - органы местного самоуправления в рамках их компетенции. Президент РФ отмечает, что несмотря на то, что внесение подобного дополнения вызвано необходимостью заполнить пробел процессуального права, в котором в настоящее время не урегулирован данный вопрос, реализация этой нормы приведет к невозможности в полной мере обеспечить право Российской Федерации, субъектов Российской Федерации и муниципальных образований вести свои дела в суде через представителей, в качестве которых в соответствии с гражданским законодательством могут выступать не только органы государственной власти и органы местного самоуправления, но и юридические и физические лица.

Кроме того, статьей 2 Федерального закона предусмотрено дополнить Кодекс законов о труде Российской Федерации новой статьей 971, устанавливающей субсидиарную имущественную ответственность собственника имущества предприятий, учреждений и организаций по обязательствам, связанным с выплатой заработной платы и иными выплатами, причитающимися работнику за выполнение трудовых обязанностей, в установленных гражданским законодательством случаях. Однако, по мнению Президента РФ, вопросы субсидиарной имущественной ответственности собственников имущества в настоящее время урегулированы Гражданским кодексом Российской Федерации и не могут являться предметом регулирования трудового законодательства.

Статьями 3 и 4 Федерального закона предусмотрено дополнить Федеральный закон "О статусе военнослужащих" и Закон Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" положениями, устанавливающими субсидиарную имущественную ответственность Российской Федерации по обязательствам, связанным с обеспечением военнослужащих всеми видами положенного им довольствия, а также по обязательствам, связанным с выплатой пенсий. Пунктом 1 статьи 1 Федерального закона "О статусе военнослужащих" предусмотрена государственная гарантия прав военнослужащих. Это предусматривает и обеспечение их всеми видами положенного довольствия. Согласно статье 10 Закона Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей" выплата пенсий обеспечивается за счет средств федерального бюджета. В соответствии с гражданским законодательством Российская Федерация отвечает по своим обязательствам своей казной, состоящей из средств федерального бюджета, а также государственного имущества, принадлежащего Российской Федерации и не закрепленного за государственными предприятиями и учреждениями. Таким образом, полагает Президент РФ, на основании указанных норм Российская Федерация уже несет полную ответственность по гарантированным ею за счет средств федерального бюджета обязательствам. Следовательно, положение, касающееся возложения на Российскую Федерацию субсидиарной ответственности, лишено правового смысла. Как считает Президент РФ, проблема заключается не в отсутствии необходимого правового регулирования рассматриваемого вопроса, а в неисполнении или неправильном исполнении законодательства Российской Федерации заинтересованными лицами. В связи с этим речь должна идти о механизме реализации действующих норм и об ответственности конкретных лиц за их исполнение.

Кроме того, указывает Президент РФ, в тексте Федерального закона содержатся юридические неточности, в частности, в его названии и в статье 4 неверно именуется Закон Российской Федерации "О пенсионном обеспечении лиц, проходивших военную службу, службу в органах внутренних дел, учреждениях и органах уголовно-исполнительной системы, и их семей".

Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации” принят Государственной Думой 04.11.98, одобрен Советом Федерации 12.11.98, отклонен Президентом РФ 26.11.98 (№ Пр-1532).

Президент РФ отмечает, что отдельные положения Федерального закона противоречат Конституции РФ и Гражданскому кодексу РФ.

Так, в дополнении в статью 6 Федерального закона “О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации” речь идет фактически о квотировании мест в совете директоров (наблюдательном совете) акционерных обществ и о последующем прямом назначении отдельным акционером (Российской Федерацией, субъектом Российской Федерации, муниципальным образованием) в лице соответствующего органа государственной власти и органа местного самоуправления на эти места своих представителей.

Статьями 96 и 98 Гражданского кодекса РФ допускаются лишь особенности создания акционерных обществ при приватизации государственных и муниципальных предприятий и особенности правового положения указанных акционерных обществ. Однако в рассматриваемом Федеральном законе речь идет об установлении особенностей в отношении прав и обязанностей акционеров.

Дополнения, вносимые в статью 6 Федерального закона “О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества в Российской Федерации”, создают ситуацию, при которой государство как собственник акций будет обладать большим объемом прав, чем иные субъекты гражданского права, в собственности которых находятся акции. Это относится, в частности, к праву акционера на участие в общем собрании с правом голоса по всем вопросам, входящим в его компетенцию, включая избрание членов совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества и досрочное прекращение их полномочий.

Президент РФ считает, что Федеральным законом часть акционеров фактически лишается возможности участвовать в формировании совета директоров (наблюдательного совета) акционерного общества, а также в досрочном прекращении их полномочий, что противоречит Конституции РФ и Гражданскому кодексу РФ.

В частности, согласно части 2 статьи 8 Конституции Российской Федерации в Российской Федерации признаются и защищаются равным образом частная, государственная, муниципальная и иные формы собственности. Таким образом, Российская Федерация, субъекты Российской Федерации и муниципальные образования в соответствии со статьей 124 Гражданского кодекса Российской Федерации выступают на равных в отношениях, регулируемых гражданским законодательством Российской Федерации, с иными участниками этих отношений - гражданами и юридическими лицами.

Учитывая изложенное, Президентом Российской Федерации будет внесен в Государственную Думу новый вариант проекта федерального закона “О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “О приватизации государственного имущества и об основах приватизации муниципального имущества”.

Федеральный закон "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон “О финансировании особо радиационно опасных и ядерно опасных производств и объектов” принят Государственной Думой 15.07.98, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 04.09.98, принят Государственной Думой в редакции, предложенной согласительной комиссией, 04.11.98, одобрен Советом Федерации 12.11.98, отклонен Президентом РФ 26.11.98 (№ Пр-1550).

Президент РФ считает, что отдельные положения Федерального закона не имеют достаточно продуманной концепции правового регулирования финансирования особо радиационно опасных и ядерно опасных производств и объектов (далее именуются – особо опасные объекты).

В подпункте 3 пункта 2 статьи 1 Федерального закона определен порядок расчетов за товары, поставленные особо опасными объектами. При этом установлено, что в случае невыполнения организацией-потребителем своих платежных обязательств, предусмотренных договором (контрактом), списание средств производится по требованию особо опасного объекта безакцептно. По мнению Президента РФ, в указанной норме Федерального закона допущено нарушение норм Гражданского кодекса Российской Федерации, в частности, статей 395, 486, 516 и других. Правоотношения сторон по договору (контракту) при неисполнении одной из них денежных обязательств определены императивными нормами Гражданского кодекса Российской Федерации, иные же законодательные акты, в том числе рассматриваемый Федеральный закон, могут быть приняты лишь на основании соответствующих норм Гражданского кодекса Российской Федерации (статья 3). В случае неоплаты организацией-потребителем поставленных ей товаров в соответствии с договором (контрактом) особо опасный объект (продавец) вправе потребовать оплаты товара и уплаты процентов в соответствии со статьей 395 Гражданского кодекса Российской Федерации. При возникновении между сторонами договора (контракта) спора он рассматривается соответствующим судом в установленном законодательными актами порядке.

В подпункте 2 пункта 3 статьи 1 Федерального закона предусматривается поставка особо опасными объектами электроэнергии и другой продукции в счет причитающейся суммы платежей в бюджеты всех уровней, что противоречит статьям 71 и 76 Конституции Российской Федерации, согласно которым в ведении Российской Федерации находятся вопросы, касающиеся лишь федерального бюджета. Кроме того, отмечает Президент РФ, эта норма противоречит бюджетному и налоговому законодательству и влечет за собой замену денежных форм расчетов между особо опасными объектами и иными коммерческими организациями за поставленные товары расчетами за них с бюджетами всех уровней.

Президент РФ отмечает также, что в Федеральном законе содержится ряд норм, которые должны регулироваться иными отраслями права. Так, положения подпункта 2 пункта 2, подпункта 2 пункта 3, абзаца второго пункта 4 статьи 1 Федерального закона подлежат правовому регулированию финансовым, бюджетным и налоговым законодательством, положения пункта 5 статьи 1 Федерального закона регулируются Федеральным конституционным законом "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и Арбитражным процессуальным кодексом Российской Федерации.

Президент РФ указывает, что в подпункте 2 пункта 2 статьи 1 Федерального закона не соблюден принцип разделения государственной власти в Российской Федерации на законодательную, исполнительную и судебную, установленный статьей 10 Конституции Российской Федерации. Терминология, применяемая для определения "особо опасного объекта", не соответствует терминологии, используемой в статье 3 Федерального закона "Об использовании атомной энергии”.

В Федеральном законе имеются также другие противоречия законодательным актам Российской Федерации, допускается тавтология норм законодательных актов и содержится ряд декларативных норм.

Учитывая изложенное, а также то, что правоотношения, предусматриваемые Федеральным законом, регулируются иными законодательными актами Российской Федерации, Президент РФ считает повторное рассмотрение и принятие Федерального закона нецелесообразным.

Федеральный закон "Об административной ответственности организаций за нарушение законодательства в области использования атомной энергии” принят Государственной Думой 15.07.98, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 17.07.98, принят Государственной Думой в редакции, предложенной согласительной комиссией, 04.11.98, одобрен Советом Федерации 12.11.98, отклонен Президентом РФ 26.11.98 (№ Пр-1552).

Президент РФ отмечает, что принятие федеральных законов об установлении административной ответственности в виде отдельных нормативных правовых актов представляется нецелесообразным: в случае установления административной ответственности следует вносить соответствующие изменения и дополнения, в том числе касающиеся административной ответственности юридических лиц, в Кодекс РСФСР об административных правонарушениях. Так, ответственность юридических лиц предусмотрена статьями 1394, 1396 Кодекса и рядом других. Такой подход позволяет осуществить формирование единой и внутренне согласованной правовой базы данного института административного права.

Статьей 1 Закона устанавливается ответственность за сам факт осуществления организацией деятельности в области использования атомной энергии без разрешения (лицензии) соответствующих федеральных органов исполнительной власти независимо от наступления или отсутствия вредных последствий. В связи с этим вызывает сомнение правомерность предложенного разрыва между минимальным и максимальным размером штрафных санкций (от двухсот до пятисот минимальных размеров оплаты труда) за данное правонарушение, так как это, по мнению Президента РФ, создает почву для злоупотреблений.

В статье 4 Закона содержится перечень должностных лиц федеральных органов исполнительной власти, которые вправе рассматривать дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 1-3 Закона, и налагать административные взыскания. Однако, как отмечает Президент РФ, конкретный размер штрафных санкций, которые могут налагать указанные должностные лица в зависимости от занимаемой должности, не определен. Кроме того, не предусмотрено, за какие виды правонарушений, установленные статьями 1-3 Закона, эти должностные лица могут налагать административные взыскания.

В примечании к статье 4 Закона указаны федеральные органы исполнительной власти, на которые возлагаются полномочия по наложению административных взысканий. Однако, как указывает Президент РФ, в соответствии со статьями 10, 11, 110 и 112 Конституции Российской Федерации определение структуры федеральных органов исполнительной власти отнесено к компетенции Президента РФ и Правительства РФ.

Федеральный закон “О пчеловодстве” принят Государственной Думой 17.06.98, одобрен Советом Федерации 09.07.98, отклонен Президентом РФ 23.07.98, принят Государственной Думой с учетом предложений Президента РФ 20.11.98, одобрен Совета Федерации 02.12.98, отклонен Президентом РФ 17.12.98 (№ Пр-1642).

Федеральным законом “О пчеловодстве” регулируются имущественные и иные отношения, возникающие в указанной отрасли сельского хозяйства. Однако, отмечает Президент РФ, в силу того, что нормы гражданского и иных отраслей права, содержащиеся в федеральных законах, могут применяться в области пчеловодства, регулирование соответствующих отношений отдельным федеральным законом представляется излишним, а некоторые отношения должны быть урегулированы правовыми актами более низкого уровня.

В связи с изложенным Президент РФ полагает принятие Федерального закона “О пчеловодстве” нецелесообразным.

Федеральный закон "О неотложных мерах по государственной поддержке начального профессионального образования" принят Государственной Думой 18.11.98, одобрен Советом Федерации 02.12.98, отклонен Президентом РФ 17.12.98 (№ Пр-1644).

Президент РФ отмечает, что Федеральный закон не содержит достаточно продуманной концепции правового регулирования развития и государственной поддержки начального профессионального образования. Отдельные положения Федерального закона не соответствуют Конституции РФ, Гражданскому кодексу РФ и иным законодательным актам.

Президент РФ считает, что многие статьи Федерального закона повторяют нормы финансового, бюджетного, трудового законодательства Российской Федерации, а также нормы иных законодательных актов. Основные проблемы, регулируемые Федеральным законом, уже решены или могут быть решены иными законодательными актами Российской Федерации, такими, как Бюджетный кодекс Российской Федерации, Федеральный закон "О поставках продукции для федеральных государственных нужд”, Закон Российской Федерации "Об образовании".

Президент РФ обращает внимание на то, что из преамбулы Федерального закона неясно, какой смысл вкладывается в понятие "система начального профессионального образования": понимается ли под этим система органов управления начальным профессиональным образованием и учреждений начального профессионального образования, или деятельность, осуществляемая в сфере начального профессионального образования, или то и другое в совокупности. В соответствии со статьей 9 Закона Российской Федерации "Об образовании" начальное профессиональное образование относится к профессиональным образовательным программам.

Кроме того, в соответствии со статьей 114 Конституции Российской Федерации, а также статьей 17 Федерального конституционного закона "О Правительстве Российской Федерации" проведение в Российской Федерации единой государственной политики в области образования обеспечивает Правительство Российской Федерации.

Деятельность образовательных учреждений осуществляется в соответствии с их уставами, поэтому, по мнению Президента РФ, возлагать на Правительство Российской Федерации и органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации функции по обеспечению деятельности этих учреждений представляется некорректным.

Президент РФ считает также, что установление Федеральным законом полномочий субъектов Российской Федерации (например, пункт 4 статьи 1 Федерального закона) является вмешательством в их компетенцию, что нарушает положения статьи 73 Конституции РФ.

В ряде статей Федерального закона (пункты 1, 2 и 4 статьи 1, пункт 1 статьи 2, пункт 3 статьи 3, пункт 3 статьи 5) понятием "Правительство Российской Федерации" подменяется понятие "федеральные органы исполнительной власти".

Президент РФ отмечает, что положения пункта 3 статьи 1, а также статей 4 и 5 Федерального закона не могут быть предметом его регулирования, поскольку являются предметом бюджетного законодательства Российской Федерации. Что касается объемов финансирования из средств федерального бюджета, то в соответствии со статьей 1 Федерального закона "О поставках продукции для федеральных государственных нужд" объемы финансирования федеральных государственных нужд предусматриваются в федеральном законе о федеральном бюджете на планируемый период. Кроме того, в соответствии с пунктом 3 статьи 41 Закона Российской Федерации "Об образовании" федеральные нормативы финансирования образовательных учреждений должны ежегодно устанавливаться соответствующим федеральным законом, принимаемым одновременно с федеральным законом о федеральном бюджете на очередной год. Положение пункта 1 статьи 5 Федерального закона, устанавливающее порядок финансирования учреждений начального профессионального образования органами государственной власти субъектов Российской Федерации, считает Президент РФ, противоречит статье 73 Конституции РФ, поскольку вторгается в компетенцию субъектов Российской Федерации.

Ряд положений Федерального закона, отмечает Президент РФ, противоречит нормам Гражданского кодекса РФ. В частности, статьей 120 Гражданского кодекса РФ не предусматривается создание учреждения двум или более собственниками. Положение пункта 3 статьи 2 Федерального закона не согласуется с пунктом 2 статьи 52 Гражданского кодекса РФ, в соответствии с которым условия и порядок выхода учредителей (участников) из состава юридического лица определяются в учредительном договоре.

Положение пункта 2 статьи 1 Федерального закона о создании учебных мест в количестве, необходимом для всех желающих, по мнению Президента РФ, декларативно. В соответствии со статьей 42 Закона Российской Федерации "Об образовании" Правительству РФ предоставлено право устанавливать объемы приема обучающихся на обучение за счет средств федерального бюджета.

Президент РФ указывает, что положение пункта 1 статьи 2 Федерального закона противоречит статье 13 Закона Российской Федерации "Об образовании". При передаче образовательного учреждения начального профессионального образования необходимо учитывать не мнение трудового коллектива этого учреждения или решение его общего собрания (конференции), а устав образовательного учреждения, в котором обязательно указывается порядок его реорганизации и ликвидации.

Положения статьи 6 Федерального закона являются предметом трудового законодательства Российской Федерации. В соответствии со статьей 13 Закона Российской Федерации "О коллективных договорах и соглашениях" в коллективный договор включаются взаимные обязательства работодателя и работников, в том числе по форме, системе и размерам оплаты труда, денежным вознаграждениям, пособиям, компенсациям и доплатам.

В соответствии со статьей 7 Федерального закона органы исполнительной власти субъектов Российской Федерации и органы местного самоуправления вправе предоставлять учреждениям начального профессионального образования льготы по оплате коммунальных услуг, электрической и тепловой энергии. Однако этим правом, отмечает Президент РФ, субъекты Российской Федерации и органы местного самоуправления обладают в соответствии со статьями 73 и 132 Конституции РФ и статьями 29 и 31 и Закона Российской Федерации "Об образовании”.

Отклонены Советом Федерации

Федеральный закон "О внесении дополнений в статью 2 Закона Российской Федерации “О налоге на прибыль предприятий и организаций" принят Государственной Думой 11.11.98, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 02.12.98 (№ 497-СФ).

Комитет Совета Федерации по бюджету, налоговой политике, финансовому, валютному и таможенному регулированию, банковской деятельности отмечает ряд существенных недостатков Федерального закона.

Отсутствует финансово-экономическое обоснование Федерального закона. Положение пункта 1 статьи 1 по корректировке налогооблагаемой базы на сумму положительных и отрицательных курсовых разниц восстанавливает налоговую норму, существовавшую до 10 января 1997 года. По мнению Комитета, предлагаемые налоговые нормы в условиях высоких темпов роста инфляции приведут к тому, что предприятиям станет выгоднее накапливать валютные средства на счетах, а не затрачивать их на проведение инвестиций в собственное производство.

Кроме того, предусмотренное исключение из налогообложения кредитов банков или других кредитов в иностранной валюте, полученных российскими предприятиями для финансирования капитальных вложений производственного назначения, ставит налогоплательщиков в неравные условия, особенно предприятия с длительными производственными циклами и сезонным производством.

Отмечается также, что введение в действие пункта 1 статьи 1 с 1 июля 1998 года повлечет за собой сокращение доходов бюджетов всех уровней от налога на прибыль и дополнительные расходы на компенсацию уплаченных сумм налога, штрафов и пеней. Компенсация выпадающих доходов не предусмотрена федеральным бюджетом на 1998 год. Кроме того, эта норма ухудшит положение предприятий - налогоплательщиков, которые имеют отрицательные курсовые разницы по хозяйственным операциям, совершаемым в иностранной валюте.

Предлагаемая редакция пункта 2 статьи 1 Федерального закона придаёт обратную силу налоговым нормам, ухудшающим положение налогоплательщиков, что противоречит Конституции Российской Федерации, лишает налоговую систему стабильности и неблагоприятно отразится на инвестиционном климате страны. Перерасчет налогооблагаемой базы по налогу на прибыль предприятий и организаций за шесть с половиной лет, предлагаемый Федеральным законом, повлечет необходимость возврата из федерального бюджета излишне уплаченной суммы налога, что противоречит статье 114 Федерального закона “О федеральном бюджете на 1998 год”. Оценить размеры таких выплат, по мнению Комитета Совета Федерации, представляется маловероятным в связи с отсутствием бухгалтерских отчетов.

Федеральный закон "О государственных чрезвычайных мерах по защите вкладов населения в банках Российской Федерации" принят Государственной Думой 20.11.98, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 02.12.98 (№ 498-СФ).

Комитет Совета Федерации по бюджету, налоговой политике, финансовому, валютному и таможенному регулированию, банковской деятельности в своем заключении отметил, что указанным Федеральным законом устанавливается порядок чрезвычайных мер по защите вкладов населения в банках Российской Федерации, в Законе содержится ряд положений, которые направлены на предотвращение негативных последствий массового оттока вкладов населения из финансово-устойчивых кредитных организаций.

Однако члены Совета Федерации после обсуждения на заседании палаты сочли невозможным одобрить Закон по следующим причинам. Закон носит характер одноразового действия, он распространяется только на вклады, сделанные до 17 августа 1998 года, поэтому его нельзя считать законом, гарантирующим защиту вкладов как таковых. Принятие Закона повлечет расходы, которые должны быть предусмотрены в бюджете на 1999 год, однако на рассмотрение не было представлено никаких финансовых расчетов. Кроме того, не определены размеры гарантированных вкладов и компенсаций, сроки возмещения компенсаций и действия данного Закона в целом. Основной механизм, заложенный в этом Законе - погашение или компенсация вкладов за счет выплаты обязательных резервов банков. По оценке Сбербанка и Центробанка, этих резервов едва хватит на выплату 20% всех вкладов. Остальную сумму предполагается покрыть за счет выкупа векселей или ценных бумаг, выданных Сбербанку, за счет федерального бюджета.

Федеральный закон "О порядке определения размеров средней ставки и должностного оклада работников образовательных учреждений" принят Государственной Думой 22.01.97, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 13.02.97, принят Государственной Думой в ранее принятой редакции 16.01.98, отклонен Президентом РФ 03.02.98, принят Государственной Думой c учетом предложений Президента РФ 18.11.98, отклонен Советом Федерации 02.12.98 (№ 502-СФ).

Комитет Совета Федерации по науке, культуре, образованию, здравоохранению и экологии рекомендовал Совету Федерации одобрить Федеральный закон, так как он направлен на социальную защиту педагогических работников, создание предпосылок стабилизации и последующего развития системы российского образования, вводит механизм реализации правовых норм по оплате труда работников образовательных учреждений, установленных Указом Президента РФ № 1 “О первоочередных мерах по развитию образования в РСФСР” и Законом Российской Федерации “Об образовании” в части размеров средней ставки заработной платы и должностного оклада педагогических работников образовательных учреждений. Закон также устанавливает поэтапное введение в действие правовых норм с 1999 по 2003 год.

Однако, по мнению членов Совета Федерации, выступивших на заседании палаты, принятие указанного Закона было бы преждевременным по следующим причинам.

Федеральный закон разрушает единую тарифную сетку по оплате труда работников бюджетной сферы; увеличивает межпрофессиональную дифференциацию по заработной плате; увеличивает внутрипрофессиональную дифференциацию в оплате труда, так как не охватывает всех работников данной профессиональной группы; ставит работников образовательных учреждений в неравные условия с другими работниками бюджетной сферы; не определяет источники финансирования. Принятие Закона в предложенной редакции, отмечалось на заседании, сделает практически невозможной его реализацию, что приведет к еще большей социальной напряженности.

Федеральный закон "О государственной политике Российской Федерации в отношении соотечественников за рубежом" принят Государственной Думой 13.11.98, отклонен Советом Федерации с предложением о создании согласительной комиссии 02.12.98 (№ 506-СФ).

Комитеты Совета Федерации по конституционному законодательству и судебно-правовым вопросам, по делам Содружества Независимых Государств и по международным делам в своих заключениях отмечают ряд недостатков Федерального закона общего и частного порядка.

Отдельные положения Федерального закона носят отсылочный и декларативный характер, дублируют российское законодательство, не соответствуют международным обязательствам России.

Несовершенство терминологического, понятийного аппарата данного Закона выражается в том, что недостаточно четко дается определение понятия "соотечественники за рубежом", размытыми, юридически неточными представляются используемые в Законе понятия "общественное объединение соотечественников" и "малообеспеченные бывшие граждане СССР" и другие. Например, определение понятия "соотечественники за рубежом” не имеет под собой юридической основы и отсутствует как в законодательстве других стран, так и в международном праве.

Принятие данного Закона может привести к тому, что если даже незначительная часть соотечественников (в настоящее время в мире проживают примерно 45 - 50 миллионов наших соотечественников и из них 25 - 27 миллионов в государствах СНГ и Балтии) получит документ, подтверждающий их связь с Россией и наделяющий их определенными льготами на ее территории, если будет реализован ряд статей Закона (статьи 22 - 26, 33, 35 и другие), следует прогнозировать негативные последствия для бюджета и экономики страны, а также для ее безопасности.

С точки зрения норм международного права нельзя принимать односторонний акт, устанавливающий юридическую связь с населением зарубежных государств - их гражданами и постоянно проживающими там апатридами. Это, да и ряд других положений Закона, могут быть расценены другими странами как вмешательство в их внутренние дела. Права наших соотечественников, проживающих за рубежом, провозглашены и защищены в таких основополагающих документах, как Всеобщая декларация прав человека, в международных пактах об экономических, социальных и культурных правах, о гражданских и политических правах и других. Эти права защищены и во многих многосторонних и двусторонних договорах, заключенных Российской Федерацией.

В пункте 1 статьи 8 Федерального закона затрагиваются вопросы создания для соотечественников необходимых условий и возможностей "беспрепятственно создавать органы местного самоуправления". Подобная норма может вызвать негативную реакцию в иностранных государствах, которые сами регулируют эту сферу в своем внутреннем законодательстве.

Положения, изложенные в пункте 2 статьи 16 Федерального закона, противоречат части 3 статьи 6 Конституции РФ в части того, что “гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства ...”. Пункт 3 статьи 16 Федерального закона не согласуется со статьей 3 Закона Российской Федерации "О гражданстве Российской Федерации", а пункт 4 статьи 16 Федерального закона не соответствует статьям 18 и 19 указанного Закона. Пункт 3 статьи 25 Федерального закона противоречит пункту 1 статьи 1 Закона Российской Федерации "О вынужденных переселенцах".

Статья 19 Федерального закона предоставляет соотечественникам право участвовать в работе экспертно-консультативных органов при органах государственной власти Российской Федерации и субъектов Российской Федерации, государственно-общественных и общественных объединениях и фондах Российской Федерации, что нецелесообразно, так как такое право может быть им предоставлено только самими вышеназванными органами или фондами.

В пункте 3 статьи 23 Федерального закона сказано, что придание русскому языку статуса второго государственного языка "отвечает интересам этих государств". Наличие подобной нормы в Законе можно рассматривать как вмешательство во внутренние дела иностранного государства.

В пункте 1 статьи 33 Федерального закона неправомерно включены в число источников финансирования деятельности Российской Федерации в области отношений с соотечественниками средства внебюджетных фондов федеральных органов исполнительной власти, а также финансирование из бюджетов органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации.

В статьях 32 и 34 говорится о предоставлении налоговых, таможенных и иных льгот и преимуществ участникам отношений с соотечественниками. Однако не определено, что это за льготы и где они зафиксированы, как регистрируются участники таких отношений.

Статья 36 Федерального закона устанавливает создание Совета соотечественников при Федеральном Собрании - парламенте Российской Федерации как представительства соотечественников в органах государственной власти Российской Федерации. При этом не раскрыты как юридический и государственный статус данного Совета, так и правовые и финансовые основы его деятельности.

Комитетами отмечается также, что ряд положений Закона противоречит принципам и нормам международного права, не соответствует некоторым положениям действующего законодательства, а также требует дополнительных расходов из федерального бюджета.

Во избежание нежелательных коллизий в работе правоприменительных органов предложено одновременно с Федеральным законом внести проекты законов о внесении изменений и дополнений в федеральные законы: "О гражданстве Российской Федерации", "О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию", "О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации", "О вынужденных переселенцах", "О беженцах".

Назад   Вперед
Регламент Структура Депутаты Аналитика Библиография
 
Дизайн © 1999 НПП Гарант-Сервис